Бизнес на военниках: сколько в Уфе стоит «отмазаться» от армии и законно ли это

ds

Рассказываем, как помогают освободиться от призыва в Уфе

Поделиться

Каждый год молодые парни бегают от военкомов. Иногда за помощью они обращаются к конторам, которые обещают если уж и не оставить на гражданке, то хотя бы добиться отсрочки. Альберт Басыров — сотрудник военно-правовой консультации, которая помогает призывникам освободиться от службы. Рассказываем, как он работает.

Как это работает?

Допустим, 18-летнему парню пришла повестка, а он не хочет или не может служить в армии и решил обратиться в военно-правовую консультацию. Для начала, объясняет Альберт Басыров, ему нужно подписать контракт с организацией. После его направляют к медикам, которые попытаются найти у него непризывной диагноз.

Обследование сначала проводится в государственных больницах, потому что тогда диагноз будет иметь больший вес для военкомата и суда. Альберт утверждает, что у них там есть специалисты, которые за вознаграждение приложат максимум усилий, чтобы найти у клиента подходящую болячку. Их в военной консультации называют «врачами-партнерами» и сумму вознаграждений — как выразился Басыров, систему мотивации — не раскрывают.

Обследования призывники проходят в обычных больницах

Обследования призывники проходят в обычных больницах

Поделиться

После призывник идет на медобследование в военкомате — уже с готовым списком болезней. Там, по словам Альберта, пытаются занизить значимость диагноза, но чаще всего, видя документы из госбольниц, пасуют.

А болезнь, говорит Альберт Басыров, можно найти у всех.

— На моей практике никого еще не забрали. Можно через суд удерживать [призывника], тянуть время и обследоваться, обследоваться, обследоваться. В 98% случаев что-то найдут, — заверяет наш собеседник.

По словам Альберта, самый распространенный недуг среди призывников — плоскостопие 3-й степени и гипертония. Но случается и так, что находятся абсолютно здоровые. Они, отмечает специалист, как правило, устают от постоянных обследований и соглашаются на службу. Но и тогда, уверяет Альберт, фирма не бросает клиента и пытается выбить для него местечко потеплее — «в элитных войсках: ВДВ и погранвойсках».

А на этапе медобследований юристы работают на подхвате.

— Если повестка придет либо позвонят с военкомата, клиент сразу сообщает юристу об этом, и он уже берет все обращения военкомата на себя, — объясняет Альберт Басыров.

В военкомат призывник идет с юристом

В военкомат призывник идет с юристом

Поделиться

Альберт убеждает клиентов, что в военкомат, даже после получения диагноза, лучше идти только с юристом, и так обычно и происходит. Вдруг военком в неподходящий момент потеряет или забудет какой-нибудь документ, освобождающий призывника? Специалисты обязательно это заметят и, если понадобится, доведут дело до суда. Впрочем, сами комиссары, по словам Альберта, мало чем рискуют.

— На сотрудников военкомата, грубо говоря, нет управы. Можно на их неправомерные действия пожаловаться в суд. Максимум могут уволить конкретного сотрудника.

Есть компании, которые работают удаленно. Однако Альберт считает, что такой формат работы результата не приносит:

— Надо, чтобы юрист шел в военкомат и юридическим языком разговаривал. Иначе [ничего] не добьешься.

В случае назначения судебного разбирательства, и туда с призывником-клиентом пойдет юрист. Если верить Альберту, выглядит всё так, будто призывнику остается лишь сидеть и молчать — в судах, военкоматах, больницах, а всё за него сделает фирма.

В суд идти нужно тоже с юристом

В суд идти нужно тоже с юристом

Поделиться

— У призывника есть доверенность на компанию. Юрист на законных основаниях представляет его интересы, — говорит Альберт.

Но иногда призывники совершают ошибки, добавляет Басыров.

— Если повестку сунули в почтовый ящик, не надо бежать в военкомат. Она не подписана и не имеет юридической силы. Абсурда со стороны сотрудников военкомата хватает. Это всегда было. Просто пакуют парня… не в багажник уж, не 90-е, но бывали и такие случаи. Могут повестку в WhatsApp’е прислать. Повестку вручают с просьбой уточнения документов. Она может прийти студенту. Получается так, что могут забрать даже студента. Такое редко происходит, но имеет место быть, — рассказывает Альберт.

А с мобилизованными как?

По словам Альберта Басырова, их организации удавалось оставить на гражданке и тех, кто попал под мобилизацию. Но, признается он, сделать это было куда сложнее, чем обычно — если у человека на руках уже есть военник, стало быть, его уже признавали годным к службе и, пока не доказано обратное, годным он считается по сей день.

По словам Альберта, мобилизованных тоже удается оставить на гражданке

По словам Альберта, мобилизованных тоже удается оставить на гражданке

Поделиться

— Военный билет уже есть, категория здоровья актуальна на момент службы в армии. А состояние здоровья 90% уже другое. Военкомат на это не смотрит, тут именно уже врачебная работа идет.

Он говорит, что с момента мобилизации к ним обратились всего трое мужчин. Все трое избежали призыва, а с одним вопрос решился за три дня.

Сколько это стоит?

Как объяснил Альберт, стоимость зависит от состояния здоровья и типа призыва. Когда, например, у мобилизованного уже есть на руках повестка, оставить на гражданке уже сложнее.

— 150 тысяч рублей, плюс-минус. Самое дорогое — это когда нет никаких жалоб и есть повестка на отправку. Это около 180 тысяч, — говорит Альберт.

Законно ли это?

Альберт Басыров заверяет, что в его компании всё законно. Компания не торгует военными билетами, а оказывает юридические и медицинские услуги. Но, по мнению стороннего юриста, этот бизнес как минимум на грани, а обещания отсрочки или чего-то подобного — за гранью вовсе.

По мнению юриста, это за гранью закона

По мнению юриста, это за гранью закона

Поделиться

— Отсрочку может дать только военкомат или суд, поэтому организации, которые обещают отсрочку получить, незаконны, — объясняет юрист Роман Петров. — Адвокаты в таких ситуациях могут обратиться в суд. Сразу разъясняем гражданам, какие имеются законные основания для этого. При обращении в суд можно подать ходатайство о приостановке действия решения о мобилизации. На период разбирательства мобилизовать никто не будет, только если человек уже не в войсках. Обещать уклониться от мобилизации — незаконно. Такие обещания адвокаты не дают. Я с таким сталкивался — люди выходили с диагнозом «здоров» и бумажкой об оплате.

По поводу просьб отмазать от армии, Петров настаивает: никаких обещаний юрист дать не может, а если уверен, что освобождение от призыва не получить никак, то лучше сразу же предупредить потенциального клиента. Но даже в таких случаях, удивляется он, люди согласны, чтобы юрист на них поработал — хотя бы чтобы потянуть время.

— Всё это на грани. Прямого запрета на такие услуги нет. Обещание оказывать юридическую помощь, представлять интересы в суде и решить вопрос — это разные вещи. Обязанность юриста — объяснить правовые последствия. Если оснований нет, а ему говорят, что вопрос можно решить, — это обман.

Летом в Уфе по обвинению в торговле военными билетами арестовали Фарита Самигуллина. Его клиентами были три профессиональных хоккеиста.

Total
0
Shares
Связанные Посты