«Как нейрохирург я там не нужен»: история детского врача из Башкирии, которого всем городом возвращали с мобилизации

ds

Ахмета Абубакирова мобилизовали 25 октября

Поделиться

В начале ноября Башкирию потрясло известие о мобилизованном враче с редкой специальностью из Стерлитамака. Ахмет Абубакиров — единственный детский врач-нейрохирург в медицинском округе, проводил сложнейшие операции, и за его возвращение стал бороться буквально весь город — семья, коллеги и пациенты. Широкая огласка и большой резонанс помогли вернуть его обратно. Врач рассказал, как выглядит жизнь в боевом слаживании, чему там учат и что он думает о своем возвращении. Подробнее об этом — в материале UFA1.RU.

«Пообещали, что буду работать по своей специальности»

Сначала 54-летнего Ахмета Абубакирова, несмотря на его возраст и проблемы со здоровьем, вызвали в военкомат в родном Стерлитамаке. Там выдали повестку о мобилизации. Как вспоминает врач, в военкомате усомнились, что его заберут, и направили в Уфу. Ранее в республиканском военном комиссариате заявляли, что он сам изъявил желание отправиться в зону СВО, однако нейрохирург это отрицает.

— Вручили мне повестку в военкомате, пообещали, что буду работать непосредственно в госпитале по своей специальности, — рассказал медик. — Мобилизовали, я никаких добровольных заявлений не писал. Сказали, что в уфимском военкомате разберутся, если не устроит, вернут обратно.

У мобилизованного есть жена, дочь и сын. Из всех он успел предупредить только супругу.

— Они не успели даже отреагировать, — говорит нейрохирург. — [Жена] не хотела отпускать, кто захочет-то. Всё произошло буквально за три часа. В 11:00 вручили повестку, в 14:00 уже отправили. Я был уверен, что по приезду в военкомат, если будет комиссия, меня комиссуют. Но комиссии не было ни в Стерлитамаке, ни в Уфе, ни в Елани.

Боевое слаживание он проходил в городе Елани. Как говорит врач, когда он туда прибыл, у всех спрашивали специальность, а потом шло распределение. Сам Ахмет Абубакиров надеялся, что будет работать в зоне СВО именно как нейрохирург. Как он вспоминает, вместо обещанного госпиталя, его отправили сортировать раненых. Медика определили командиром взвода перевязочно-операционного отделения.

— Меня определили в медроту в медицинскую сортировку, там просто сортируют раненых, — говорит Абубакиров. — Саниструктор привозит с поля боя больных, и ты просто определяешь, кого куда. Лечением мы там не занимались, это просто как одно из первичных звеньев. Раненых отправляют либо обратно, либо оказывают первую помощь: перевязки, наложение жгута, ведение противошокового лекарства. Это уровень саниструкторов. Так как я нейрохирург, были и другие нейрохирурги, мы своей специальностью там не занимались однозначно, [я был] просто как сортировщик.

Боевой опыт у медика тоже большой. Он служил в армии в 1986–1988 годах. Службу проходил в Николаевской области Украины и застал аварию на Чернобыльской АЭС. Во время службы в Советской армии имел звание сержанта, а после окончания военной кафедры стал лейтенантом. Семья у него тоже военная: отец подполковник запаса, ветеран войны, брат — майор медицинской службы.

«Впустую время никто не проводил»

Военную экипировку, как говорит нейрохирург, им сразу же выдали. Подъем был в 06:00, а отбой — в 23:00. На питание он не жалуется.

— Кормили хорошо, просто всё остальное, что нам бы понадобилось, сами организовали. Со Стерлитамака ко мне прислали целую машину по списку, что необходимо было. Это гуманитарная помощь. [Привозили] лопаты, гвозди, проводку, спальные мешки, термобелье, носки. Отправляли друзья, родственники в основном, профком нашей больницы помог, — сказал Ахмет Абубакиров.

Условия проживания были разные: кто-то жил в казарме, а кто-то — в палатке.

— Кому как повезет, — говорит специалист. — Наша медрота жила в казарме, теплые туалеты были, это очень важно, часть жила в палатках, там условия были хуже. Там разные роты были: мотострелковые, кавалеристы, танкисты. В казарме было много людей.

Сам медик тоже собирал гумпомощь во время учений, звонил друзьям, просил собрать необходимые вещи для военнослужащих.

— Я там много чего успел сделать. Поделился своими знаниями, организовал гуманитарную помощь со Стерлитамака. Ребята были очень благодарны за то, что я что-то сделал для них и обучил, как оказывать медицинскую помощь, — сказал врач. — Я позвонил всем своим друзьям, кто-то машиной помог, кто-то лопаты купил, кто-то — балаклавы, кто-то — носки, кто-то — тушенку, кто-то — берцы. То, что они прислали, я всё оставил ребятам. У меня большой круг друзей, которые никогда мне не отказывают.

Вместе с Ахметом Абубакировым отправились еще четверо врачей из Уфы.

— Они гораздо моложе были. Они там остались, — говорит он.

Во время учений, как вспоминает нейрохирург, в Елань приезжали врачи, побывавшие в зоне СВО.

— Нам читали лекции, [рассказывали], как в реальности это всё обстоит, как оказывать помощь, по мере сил обучали младший персонал оказанию первой медицинской помощи. Это называется оперативно-тактическое обучение, — сказал врач.

Помимо этого, было военная подготовка, где мобилизованных обучали стрельбе из автомата, метанию учебных гранат.

— Показывали на месте, как работает эвакуационная бригада, ребята, которые отслужили в зоне СВО, показывали, как надо работать. Они знали на практике, как всё это происходит. Просто так впустую время никто не проводил. Там был крупный центр, у нас был танковый полк. Ребята, призванные простыми танкистами, участвовали в танковых стрельбах и в стрельбах из бронетранспортера, вождение было.

Были вечерние построения и проверки, но оставалось время и на себя.

— Свободное время было, чтобы привести себя в порядок, прогуляться по гарнизону, там порядок соблюдался, был абсолютно сухой закон, всё было четко. После завтрака целый час был, после обеда или после ужина. После этого построение было, перекличка шла как в армии. Нас старались занять полностью, чтобы попадали осведомленными, подготовленными, — отмечает он.

За возвращение боролся весь город

Пока Ахмет Абубакиров готовился к отправке на СВО, в республике за его возращение боролся буквально весь Стерлитамак. Инициативой этого была его семья, коллеги и пациенты.

Они направили обращения президенту России, главе Башкирии, военному комиссару республики Михаилу Блажевичу, министру здравоохранения РБ и мэру Стерлитамака Рустему Газизову. Семья, коллеги и пациенты посчитали, что с призывом Абубакирова оказание квалифицированной медпомощи детям будет под угрозой.

На проблему обратил внимание и глава Башкирии. Радий Хабиров во время прямой линии 31 октября заявил, что произошедшее — «‎глупейшая дикость».

— В этом свете нашим депутатам Курултая из числа главных врачей предлагаю вернуть коллегу домой или отказаться от мандатов и заменить Абубакирова в качестве врача в стерлитамакской больнице, — говорил руководитель региона.

Как вспоминает Абубакиров, медики, которые были в Елани, говорили, что «вам тут нечего делать, вы бы лучше продолжали работать по специальности у себя на родине».

— Как нейрохирург я там был не нужен, — уверен врач.

Сам Ахмет Абубакиров из-за плохой связи и не знал, что в его поддержку развернулась целая кампания.

— У нас информация была сокращенная, телевизоров не было, телефоны частично глушились. Узнал об этом случайно. Это организовали моя семья, мои коллеги, пациенты. Я рад, что удалось вернуться, потому что уже немолодой, чтобы там бегать по полям, — смеется он.

Родные, конечно, были рады, узнав о его возвращении.

— Они ведь хотели видеть меня живым и здоровым, чтобы исключить риск на фоне моей гипертонической болезни, — сказал Абубакиров.

Сам он заявил, что готов отправиться в зону СВО, но только при одном условии.

новость из сюжета

Подпишитесь на важные новости о спецоперации на Украине

— Я готов бы был остаться, если бы нужна была моя помощь по моей специальности, а не просто как фельдшер там стоять и сортировать раненых. Это ведь не уровень нейрохирурга высшей категории, — отметил медик.

В Елани, как говорит врач, он получил переохлаждение и простыл. Ахмет Абубакиров пробыл на больничном, но сейчас вернулся к своей работе. Нейрохирург продолжает помогать детям, нуждающимся в помощи.

Total
0
Shares
Связанные Посты
Читать далее

Всё дело в кожуре: 13 фруктов и овощей, которые никогда нельзя чистить

Table of Contents Hide ПерсикиОгурецСливаКивиВиноградБаклажанТыкваЯблокиВишняПомидорыГрушиКартофельАбрикосы Фрукты и овощи нужно употреблять со знанием дела Фото: Мстислав Письменков / E1.RU…
Читать далее

«Бледная кожа, не нравишься ты мне». Автолюбителя обвиняют в пьяном вождении из-за приема антидепрессантов и хотят лишить прав

Table of Contents Hide «У тебя кожа бледная, не нравишься мне»«Всех наркоманов одинцовских сюда свозят»«Врач сказал, препарат не…